15 июля, Среда
 

Деревня на полуострове

В солнечный майский денек «ВН» добралась до одной из самых отдаленных точек Волоколамского городского округа – деревни Дерменцево. Ее географическое месторасположение необычное. С северо-запада, севера и востока деревню огибает река Руза, а с юга тянется ее правый приток – речка Колотовка. Лишь с западной стороны Дерменцево связано с другими населенными пунктами

Глухомань
Как сетуют местные жители, которых тут всего пятеро постоянных, их деревня – забытый богом край. До ближайшего продуктового магазина в селе Осташево – 12 километров. Автобусы сюда не заезжают. Лишь по средам и субботам в одном километре от деревни проходят два автобусных рейса из Волоколамска на Малое Сытьково – туда и обратно. Почтовая машина приезжает в деревню раз в месяц. Газеты здесь никто не выписывает, поэтому из корреспонденции – только счета за электричество. С недавних пор в этих платежках появилась строка с начислением платы за вывоз мусора, хотя в деревне контейнерной площадки никогда не было. По этому факту некоторые местные жители собираются пожаловаться «главе Волоколамского района Евгению Гаврилову». Пожилым старожилам невдомек, что Волоколамский район уже давно стал округом, а Гаврилов со скандалом покинул его больше двух лет назад. Местные новости обходят Дерменцево стороной, не нарушая покоя его жителей.

Новая жизнь старого дома
В одном из домов столетней давности проживает 58-летняя Татьяна Аксентьева. Почтенный возраст ее жилища сразу выдают старинные резные наличники.
– Я их красила единственный раз в жизни – когда мне было 12 лет, – улыбается хозяйка. – С тех пор краска еще не облупилась, такая вот она была качественная в то время! Этот дом купила моя мама в 1970 году. Сюда мы переселились из Москвы. Сначала приезжали отдыхать к знакомым, а затем решили сами тут обосноваться, потому что здесь нам все понравилось.
Дом Татьяны Аксентьевой стоит не на фундаменте, а на огромных валунах, как и многие другие постройки того времени. За сотню лет здание вросло в землю, но все еще такое же прочное. Хозяева обновили только крышу, покрыв ее современным железом, а вместо русской печки внутри поставили буржуйку, трубу которой вывели в окно.

Шуба из кенгуру
Одна из нынешних жительниц деревни Дерменцево Ольга Гурбо хранит удивительную историю о своих предках, связанную с появлением в здешних краях Великого князя Константина Романова, который приобрел неподалеку Осташевскую усадьбу. Многих местных крестьян он обеспечил работой и приличным жалованьем.
– Отец моей бабушки был жокеем у князя Романова, – рассказывает Ольга Гурбо. – Звали его Иван Васильев. Два раза он вместе с Великим князем выезжал за границу и привозил оттуда богатые подарки. В их числе была шуба из меха кенгуру. Несколько десятилетий ее носили члены моей семьи и берегли как фамильную ценность.
Когда началась Великая Отечественная война, бабушка со своими детьми эвакуировалась в Казахстан, где прожила до 1943 года. Из вещей она взяла с собой только эту шубу и швейную машинку «Зингер». Зимними ночами в казахстанских степях мех согревал всю семью, спасая от холода.

Подвиг Лизы Денисовой
Большинство жителей Дерменцево во время войны остались здесь и пережили трудные дни оккупации. События тех лет врезались в память Елене Казаковой.
– Когда в октябре 1941 года немцы наступали, в наш дом прилетел снаряд, – повествует пенсионерка. – Он пробил стены насквозь, и дом сгорел вместе с соседним. Мы тогда прятались в окопе у речки. Оставшись без избы, жили где придется. Помню, как мама повезла меня на салазках в соседнюю деревню Соколово. Везти по глубокому снегу было трудно, и один из немцев помогал ей толкать салазки. Другой подарил шоколадку моей подруге Вале Цветковой, в доме которой разместился германский штаб.
По воспоминаниям старейшей жительницы Дерменцево 90-летней Любови Макаровой, однажды в деревню со стороны высокой речной кручи пришел советский разведчик. Местная девушка Лиза Денисова увидела его и замахала рукой, давая знать, что здесь немцы. Фашисты заметили это и застрелили обоих. Лизу похоронили на сельском кладбище возле церкви, а разведчика Красной армии – в чьем-то огороде. Незадолго до отступления вражеских войск гитлеровцы увели двух жителей Дерменцево в другую деревню, где согнали в сарай вместе с другими людьми из окрестных селений и сожгли заживо.
Дом Елены Казаковой помог восстановить колхоз «Ударник», где трудились жители трех деревень – Дерменцево, Соколово и Титово. Обновленное жилище соорудили из двух амбаров. Этот дом до сих пор так и стоит без особых изменений.

Третий памятник
Совсем недавно, 2 мая, в деревне заменили военный памятник. Это уже третья по счету смена монумента.
– Первый был установлен в 1956 году, – рассказал старожил Игорь Кутаков. – Четыре года назад мемориал отремонтировали и заново открыли. Никогда прежде здесь не было столько народу: приезжали школьники, родственники погибших бойцов, официальные лица. Но после ремонта этот памятник простоял недолго и начал разрушаться. Некачественно его сделали. Сейчас, уже по-тихому ото всех, поставили новую фигуру солдата. Посмотрим, сколько лет она продержится.
– Я помню, как после войны с ближайших полей собрали останки воинов, сложили в один большой ящик и похоронили здесь, – поясняет Елена Казакова. – Примерное количество трупов было 15. А три сотни фамилий на мемориальных досках – это все погибшие в этих краях.

Под хрустальным крестом
В давние времена село располагалось на левом берегу реки Колотовки, при впадении ее в Рузу, а церковь – на правом берегу. В 1780 году на месте обветшавшей Успенской церкви возвели новый деревянный храм. С 1900 года настоятелем его был священник Всеволод Смирнов. В 1929 году его арестовали за антисоветские проповеди и отправили в трехлетнюю ссылку на Север. Через четыре года он вернулся и продолжил служить в церкви. Но в 1937 году его вновь арестовали и расстреляли на Бутовском полигоне. После этого храм закрыли. По воспоминаниям старожилов, во время войны церковное здание было уничтожено. Сгорели также дом священника и школа.
В наши дни Русская православная церковь канонизировала протоиерея Всеволода Смирнова как священномученика.
– Это был хороший добрый батюшка, – говорит 80-летняя Елена Казакова. – Я родилась через два года после его смерти, но мне рассказывали о нем. Церковь, в которой он служил, отличалась тем, что на ней был хрустальный крест. В солнечную погоду он так ярко сиял, что его было видно даже в селе Осташево!

Справка «ВН»
Никто из деревенских не знает, когда точно появилось Дерменцево и почему оно так называется. Однако достоверно известно, что населенный пункт на этом месте существовал уже в 1708 году, только назывался он по-другому. Тогда это было село Карманово, которое после постройки деревянной церкви в честь Успения Божией Матери получило второе имя – Успенское.
Согласно Плану генерального межевания, составленному в 1768 году, окрестными землями владели две девицы Наталья и Мария – дочери помещика Петра Машкова. Им принадлежало 476 душ мужского пола в семи населенных пунктах, а площадь помещичьего землевладения составляла 2357 гектаров.
Топоним Дерменцова (с таким написанием) впервые появился на карте, которую начертили военные топографы унтер-офицеры Юрисон и Шлонскевич в 1852 году. На этой карте-верстовке указано число крестьянских дворов – 12.
По данным 1913 года, в Дерменцево проживало 111 человек, среди которых 44 мужского пола и 67 – женского.
Ныне в деревне чуть более 30 домов. Некоторые из них построены недавно и используются для летнего проживания.

???????@Mail.ru