24 февраля, Среда
 

Жара

Обычно июль – информационно «прохладный» месяц. Новостей мало. Политическая жизнь замирает. Однако нынешний июль уже «жаркий»

Арестован губернатор Хабаровского края Сергей Фургал. Ему предъявлены обвинения в причастности к убийствам. Преступления были совершены 14 лет назад. Обвинения серьезные, поэтому сразу возникает масса вопросов. Как «бандит» (по версии следствия) оказался губернатором? И сколько таких во власти? Почему арестовали именно Фургала?
Возможно, в Кремле думали, что арест губернатора будет воспринят как чистка властных рядов и добавит авторитета федеральному центру. Произошло ровно наоборот. В Хабаровском крае начались митинги против ареста Фургала. Почему?
В народе глубинное недоверие к власти. Исторически страной правили то варяги-рюриковичи, то немцы-романовы. Во времена Пушкина правящий класс говорил по-французски, то есть на языке, непонятном основной массе населения. Поэтому сложилось отношение к государству как к чему-то инородному. Это отношение емко в двух строчках выразил Сергей Шнуров: «Если власть кого-то посадила, видимо, хороший был мужик». Но в случае с Фургалом не все так просто. Хабаровский край – часть Дальнего Востока. В этом регионе я бывал много раз, там у меня живут друзья. Поэтому я знаю, что ментальность дальневосточного населения иная, чем у жителей Подмосковья. Там много украинских фамилий – показатель того, как население складывалось и откуда приезжали переселенцы. При этом дальневосточники свою отличность, свою особенность от остальной России осознают.
Два года назад на выборах губернатора хабаровчане показали свой характер. Голосование было протестным: против ставленника Кремля и единоросса. Поэтому победил выдвинутый ЛДПР Сергей Фургал.
В аресте губернатора люди увидели отношение к их выбору, будто бы Москва говорит им: «Все равно будет по-нашему». Вот и вышли на митинги.
В официальных источниках говорят, что протесты были специально организованы. Но у нас же есть свой опыт. На протяжении довольно длительного времени волоколамские правозащитники организовывали разные акции, пикеты и митинги. Собирались на них по 20-30 человек. Помню, на митинг против увольнения директора музея пришло очень много горожан, аж 40 человек! Но когда «бомбануло» «Ядрово», вышли тысячи. Причем вышли стихийно, сами, в гневе, в горе, в ярости… Так и в Хабаровске. Наверняка протестные акции организовывались, но скольких протестантов реально смогли бы организовать? Сравнивая Хабаровск с Волоколамском, можно утверждать, что не более тысячи человек. Однако на митинги в поддержку Фургала пришло в 20, в 30 раз больше. Поэтому мы понимаем, что сам арест – лишь повод…

Реклама на сайте
???????@Mail.ru