24 октября, Суббота
 

Вчера и сегодня деревни Шилово

Редкий случай! Обычно кладбище располагается в конце деревни, но в Шилово все наоборот. С этого деревня начинается

Объект №1
На северной окраине деревни Шилово есть автобусная остановка, где два раза в день проходят рейсы из Волоколамска в Мусино. Однако многие ходят сюда пешком из Яропольца, куда транспорт идет чаще. От центра села до Шилово – 25 минут ходьбы.
Кладбище первым встречает путников. Этой весной его благоустроили. Территорию в 86 соток обнесли сплошным забором с железными воротами, вывеской и информационными досками. Установили емкость с водой, поставили ящик с инвентарем, необходимым для наведения порядка на могилах, сделали песочницу. Оборудовали автостоянку на семь машин, поставили скамейку и четыре урны, а главное – соорудили контейнерную площадку с двумя мусорными баками.

Хранитель древностей
Некоторые дома в деревне капитально отремонтированы и осовременены. Их стены обшиты сайдингом, а в оконных проемах – пластиковые рамы. Другие жилища будто законсервированы в прошлом и резными наличниками напоминают о своем солидном возрасте.
На одном из земельных участков под адресным номером 11 сразу два дома – старый и новый.
– Я живу в избе, которая срублена из бревен и по документам датируется 1938 годом, но по факту – старше, – говорит 66-летний Юрий Борисов, – а рядом, в новом доме, живет моя сестра. Тут мы обитаем с апреля по октябрь, а на зиму уезжаем в Москву. Отец родился в Мусино, а мама – в деревне Большое Сырково. Во время оккупации они были подростками. После войны будущие родители уехали на заработки в столицу и там познакомились, с удивлением узнав, что они земляки, из соседних деревень. В 1978 году их потянуло на родину, и они купили этот старый дом.
Гордостью Юрия Борисова является его коллекция древностей. Она занимает наружную стену избы со стороны нового дома. В основном это железные предметы, найденные при копке огорода, – огромные ключи необычной формы, ножницы для стрижки овец, гирьки, весы, чесалка для лошадиной гривы, пешня, которой рыбаки долбили лед на Ламе, и многое другое.

Сезонные жители
Большинство нынешних собственников деревенских домовладений – дачники. Сюда они приезжают весной и живут до поздней осени, а на зиму разъезжаются по квартирам. Несмотря на близость к газифицированному Яропольцу, до которого меньше трех километров, в Шилово природный газ еще не провели. Те, кто здесь зимуют, а это примерно десять домов, заготавливают дрова и топят печки.
Дачников же привлекает природа. Например, Нина Сапрыкина в восторге от аистов, у которых давно обжитое большое гнездо на столбе в центре деревни. Кстати, рядом птичье потомство начало вить еще одно жилище. По всей деревне летают более десяти красивых белых птиц.
64-летний Юрий Сиднев очарован старыми липами, в тени которых хорошо отдыхать в тишине вдали от шумного города. Привлекают его и находки дореволюционных монет, что попадаются в огороде возле его довоенного дома, купленного 30 лет назад под дачу.
Тамара Карябкина – любительница грибов. Построив 25 лет назад дом в Шилово, она тогда же посадила рядом деревья, и теперь под березами у нее растут подберезовики и сыроежки, а под соснами – маслята.

Новое поколение
Неподалеку от деревенского перекрестка располагается детская площадка. Совсем недавно молодые мамы купили вскладчину краску и подновили ограждение и отдельные детали. Из спортивных развлечений популярностью пользуется езда на велосипеде. Станислав Осипенко, любитель велоспорта и участник прошлых велопробегов «ВН», подарил своей восьмилетней дочери на день рождения новенький байк. Теперь они вместе катаются на деревенской дороге, где почти нет машин. Их увлечение разделяет Анна Воробьева. Вместе со старшим сыном она колесит по деревне на железном коне. Приобщает к велосипедному спорту и младшего сына, для которого установила детское сиденье.
Приятно, что в Шилово есть и совсем маленькие дети, которых выгуливают в колясках. Мама двух малышей Маргарита Иванова и недавно ставшая мамой Ирина Шебанова живут здесь постоянно. Свои приоритеты они обозначили так – дети, огород, купание в Ламе, собирание грибов и рыбная ловля. В реке водятся караси и щуки.

Местная топонимика
Деревня, насчитывающая около ста домов, условно делится на две части. Ту, что тянется от кладбища на север, называют основной. По переписи 1926 года она считалась отдельным населенным пунктом под названием Шилово Старое. Тогда там было 66 крестьянских домов, в которых проживали 424 человека.
Другая часть деревни в 1926 году называлась Шилово Новое. Там было 44 крестьянских хозяйства и 192 жителя.
От перекрестка с аистовыми гнездами идет ответвление к реке в 10 домов, а далее за поворотом – Ванечкина Гора. По легенде, когда-то в старину там утопился некий Иван. На противоположном берегу – еще одно странное место под названием Ворота. А у реки бьет родник. Место в 20 метрах от него местные жители называют Бобыли.

Тайны старого дома
Один из самых древних домов в Шилово – №49. Там живут братья Ежовы. Виктору – 84 года, Александру – 73.
– У прадеда Власа Кузнецова было два сына, – рассказывает о своих предках Александр Ежов. – Первый, Николай, родился слабеньким, и все думали, что он умрет. Через 10 месяцев на свет появился еще один ребенок, и его тоже назвали Николай, потому что считали, что его брат – не жилец. Однако оба они выжили, и получилось так, что в одной семье стало два Николая. Чтобы не путать их, одного переименовали Андреем. Они выросли, служили в царской армии и в 1897 году построили два дома под одной крышей. Расстояние между двумя срубами составило всего 40 сантиметров. Левый дом – Андрея, а правый – Николая, моего деда. Андрей держал скобяную лавку в Москве, а Николай был волостным старшиной и пел в церковном хоре Казанского храма в Яропольце. В 1905 году был сильный пожар, почти вся деревня сгорела, но этот дом уцелел. Сохранился фотоснимок того времени, как односельчане отыскивают свои вещи на пепелище.

Дедов клад
– У деда было пять коров, шесть лошадей, и на него трудились от 10 до 15 батраков, – продолжает свой рассказ Александр Ежов. – Было у него четыре сына и две дочери. Одна из них – моя мама Ефросинья. Она родилась в 1904 году и умерла в 1999-м, не дожив три месяца до своего 95-летия. Однажды я нашел клад, который припрятал мой дед. Из застрехи я вытащил четыре его медали, которыми он был награжден с 1912 по 1914 год, и золотой нательный крестик. Одна из медалей – «В память 300-летия царствования дома Романовых». Во время коллективизации дед отдал в колхоз всю свою живность. Его не раскулачили, но заставили отрабатывать какую-то повинность. Умер он в 1946 году, и тут похоронен.
В левой половине дома, принадлежащей Андрею Кузнецову, был устроен детский сад, так как сам он уехал в Москву.

Судьба старосты
По воспоминаниям местных жителей, самыми тревожными были дни оккупации. Немцы пришли в деревню со стороны Мусино. В Шилово расположились на постой немецкие танкисты и эсэсовцы. Это были передовые отряды вермахта.
В левой части дома 49, где был детский сад, немцы устроили пекарню для снабжения своих войск хлебом. На противоположном посаде, в доме 62, разместился госпиталь. Как говорят, немецкий врач был добрый – лечил не только своих раненых, но и деревенских жителей тоже.
Оккупировав деревню, немцы собрали жителей, чтобы выбрать из них на этом сходе старосту. Кто-то из деревенских подсказал: «Яков Черенков знает немецкий язык», вот его и назначили.
Интересна судьба этого Черенкова. Он участвовал в Первой мировой войне и попал в плен. Одна немка взяла молодого человека в батраки. Там он работал и выучил немецкий язык. После войны вернулся в родную деревню и женился на односельчанке. Будучи старостой деревни в период оккупации, Черенков помогал шиловцам и предупреждал их, чтобы они прятали продукты. Рассказывают, что однажды он помог одной женщине зарезать поросенка и спрятать мясо, чтобы оно не досталось фашистам. После освобождения деревни войсками Красной армии сотрудники НКВД арестовали Черенкова, увезли в Волоколамск и расстреляли.

Расстрельное поле
В самой деревне боев не было, но на подступах к ней сражения происходили. Самыми кровопролитными оказались битвы на поле к востоку от Шилово.
Один эпизод произошел с участием курсантов, которые пытались отбить деревню, занятую немцами. Всех перебил враг. Похоронили курсантов в 150 метрах от пруда. Это были три братские могилы длиной по 20 метров. Через несколько лет останки перезахоронили в самой деревне, у перекрестка. Чтобы новая могила не потерялась, рядом с ней посадили березу. Она и сейчас жива. Останки же через десять лет снова выкопали и опять перезахоронили. Теперь уже в село Ярополец, где они находятся и поныне.

Деревенские чудотворцы
В послевоенные годы Шилово стало постепенно возвращаться к прежней жизни. В левой части дома 49 непродолжительное время функционировал Парфеньковский сельсовет. Затем там поселился Леонид Ежов, брат Виктора и Александра, умер он 10 лет назад.
– Почти в каждом дворе, и в нашем тоже, были поросята и корова, – вспоминает 48-летний Сергей Устинов из дома 87. – Сейчас мало кто держит скот. У меня остались кролики и птицы. А детство было у нас веселым. Самой распространенной шалостью были стукалки. К веревочке крепили гайку и подвешивали перед чьей-нибудь дверью. От ветра гайка стучала по двери, и люди шли открывать, а там – никого. Все это называлось у нас не хулиганством, а чудотворчеством. Так мы развлекались в последние годы советской власти.

Повзрослел на смене эпох
С развалом Советского Союза деревня Шилово начала постепенно превращаться в дачный придаток столицы. Московских дачников стало больше, чем местных жителей. Правда, многие из них имеют деревенские корни, а некоторые уже давно здесь прописались.
– С трех лет я приезжал сюда каждый год к бабушке с дедушкой, – повествует 45-летний Сергей Попков. – Дед летом заготавливал ивовые прутья на берегу Ламы, а зимними вечерами плел корзины. Бабушка ткала половики. Мама и сейчас продолжает вычесывать коз и собак, а из шерсти делать пряжу. Из нее она вяжет носки и пояса от ревматизма. Когда мне исполнилось 16 лет, я устроился работать пастухом в совхоз «Ярополецкий». Помню, какими деньгами нам давали зарплату в ту пору. Сначала – сотками, затем – пятисотенными, тысячами, а потом и вовсе десятитысячными. Деньги стремительно обесценивались, и постоянно добавлялись нули.

Орденоносец
Еще один житель деревни – Андрей Кукушкин. Шилово – родина его матери, а сам он свою карьеру сделал в постсоветское время в Москве.
– Отца наградили двумя орденами, а меня – одним, но зато еще и несколькими медалями, – хвалится Андрей Кукушкин. – Отец мой был председателем исполкома Волоколамского района в 1960-х годах. В 1973 году он уехал в Москву. Его руководящую работу отметили правительственными наградами – орденами Трудового Красного Знамени и «Знак Почета». У меня другая деятельность – горячие точки. Я побывал почти во всех, за исключением Грузии. Воевал в Чечне, в Нагорном Карабахе. Дослужился до звания полковника специального отряда быстрого реагирования МВД России. Получил орден Мужества, медали «За отвагу» и «За отличную службу по охране общественного порядка». Сейчас я в отставке, и поэтому меня потянуло сюда, где жили бабушка с дедушкой.

Справка «ВН»
В 1766 году Шилово принадлежало графу Захару Чернышеву. В деревне насчитывался 31 крестьянский двор и 114 душ мужского пола. В 1852 году – 33 дома, а в 1862 году – 43, в которых проживали 372 человека, из них 187 мужчин и 185 женщин. После отмены крепостного права население деревни начало стремительно увеличиваться и возросло вдвое. В 1913 году здесь было 99 крестьянских дворов.
Самый известный уроженец деревни – Герой Советского Союза сержант Иван Чещарин (1924—2000).

???????@Mail.ru