25 января, Понедельник
 

Марьсеменна

Завуч Марьсеменна была нашей школьной легендой. От ее голоса цепенели и теряли волю даже самые отпетые хулиганы Пороховской школы, а надо сказать, что контингент обучающихся у нас был самый замечательный – дети привокзальных улиц и потомки работников совхоза «Волоколамский». Кто жил в 70-е годы прошлого века в Волоколамске, тот знает, о чем я…

Когда Мария Семеновна гоняла курильщиков вокруг школы, ее голос был слышен даже в библиотеке. Мы боялись ее уроков алгебры и геометрии как огня, а когда никто не отвечал на ее вопросы по теме, она называла всех «пеньки с глазами».

Однажды Марьсеменна застукала нас с одноклассником за совершением святотатственного по тем временам поступка. Мы взяли за уши бюст коридорного гипсового Ленина и, весело кривляясь, целовали его в лоб. Учительница своим бесподобным голосом загнала нас в кабинет и часа два песочила так, что мы, осквернители, все осознали и заскулили от раскаяния и стыда. Надо ли говорить, что ни в партком, ни даже родителям про этот акт глумления над вождем мирового пролетариата она не сообщила…

Да, Марьсеменна была слишком строгой по нынешним меркам. Но нам и в голову не могло прийти, что она неправа. Не могло это прийти и в голову нашим родителям. Тогда, в советское время, учитель был авторитетом, и все понимали: если ругает – значит, за дело. Сейчас все изменилось.

В современном обществе роль учителя сведена до уровня простого клерка по оказанию образовательных услуг. Педагог завален бумажной работой и отчетами, у него совсем не осталось времени на творчество и внеклассные занятия с детьми. Что уж говорить про добровольно-принудительную повинность участвовать во всех выборных кампаниях, работать на избирательных участках и молчаливым согласием санкционировать все, что там происходит… Можно ли после этого насильственного акта оставаться искренним, честным, сохранять горящие глаза? Масла в огонь подливают и сами родители, которые открыто, порой прямо при детях критикуют педагогов, спорят с оценками и пишут жалобные доносы.

Учителей медленно, но верно превращают в обслуживающий персонал государственной системы. Эта тенденция совсем не случайна, ведь хорошо образованное общество – обуза для государства, и если выключить из цепочки учителя, процесс дебилизации пойдет гораздо быстрее. Именно поэтому дистанционное образование уже никому не кажется чем-то сверхъестественным и все больше походит на перспективу недалекого будущего.

Представляю, что бы сказали на стиль нашей Марьсеменны современные родители. Сколько жалоб они написали бы. А мы, советские школьники, не считали ее строгость чрезмерной. Да и вообще, мы всех взрослых по-хорошему боялись и уважали. Не смели им перечить, а нашкодив, немедленно убегали прятаться, стараясь не попадаться на глаза.

Возможно, мне ответят, что ругать детей неправильно, а страх взрослых негативно влияет на подрастающие умы. Возможно, так оно и есть. Но мне почему-то кажется, что нынешнее бесстрашное подрастающее поколение идет в какой-то тупик…

А нашей Марии Семеновне я лично благодарен. Она делала из нас людей.

???????@Mail.ru