15 января, Пятница
 

Нюни нашего городка

Довелось мне однажды побывать в славном городе Херцег-Нови, что в братской Черногории. На одной из улиц я наткнулся на любопытную скульптуру – это был человечек маленького роста, который держал на плече какие-то хозяйственные причиндалы. Заинтересовался. Оказалось, что бронзовый коротышка – это статуя в натуральный рост известного городского сумасшедшего, трубочиста Нюни, в миру Рудольфа Каружича

Нюня жил в Херцег-Нови в 60-е годы прошлого века, был местным фриком, заикался и очень любил женщин. Этот легендарный горожанин всегда ходил в форме трубочиста, хотя им не являлся, и носил при себе инструменты. Однако, если кто-то просил его почистить трубу, Нюня говорил, что сейчас у него совершенно нет на это времени, и записывал просителя в свой блокнот. А еще Нюня постоянно собирался в Белград.

В городе никто не знал, откуда он взялся и куда в итоге делся – даже в полиции не оказалось записей о его рождении и смерти. После того как в 90-е годы Нюня пропал, местные придумали увековечить память об этом «оригинальце» (так черногорцы называют своих юродивых). Эта городская скульптура является сегодня одной из ярких достопримечательностей города.
К чему это я? Неделю назад внимание волоколамцев привлекли какие-то подготовительные работы на склоне возле бывшего магазина «Магнит». Только внимательные читатели «ВН» с хорошей памятью, да еще кучка приближенных знали, что же именно там делают. Для всех остальных большим сюрпризом оказались планы чиновников увековечить здесь бывшего митрополита Волоколамского и Юрьевского Питирима (Нечаева).

Знаю, что благообразный, с внешностью библейского патриарха Питирим имеет своих почитателей до сих пор, однако, согласно опросам в соцсетях, большая часть общества не одобряет памятник церковному деятелю в этом месте. Мол, есть для этого монастырь.
Интересная тенденция. Недавно один залетный градоначальник волюнтаристским решением установил в Волоколамске памятник князю Владимиру, не имеющему никакого отношения к городу от слова «совсем». И это притом, что прославленных князей, достойных памятника именно в нашем городке, немало. Возьмите хоть легендарного основателя Волока Ламского Ярослава Мудрого, хоть князя Владимира Храброго, победившего здесь отряды хана Тохтамыша и обратившего их в бегство. А еще был князь Березуйский, отбивший ценой своей жизни литовское нападение на мосту перед крепостной стеной. Но нет. Теперь у нас на центральной площади целых два Владимира – и оба в определенном смысле «красны солнышки». Их компанию в самом сердце светского города скоро разбавит церковный деятель Питирим. Оставлю это без комментариев – их и так полно в Интернете.

Как по мне, идея с Нюней – честнее и интереснее. К тому же в Волоколамске таких «оригинальцев» всегда было полно.

В 90-е годы, например, у коммерческих палаток попрошайничал местный бомж «Ким Ир Сен». Он тоже был маленького роста, правда, любил за свою непутевую жизнь только одну женщину, которую и таскал везде за собой. Их потом так и нашли вместе в одном из городских оврагов.
А еще был почти безобидный алкоголик «Марадона», которого милиционеры как-то раз снимали с колокольни на валу, а он орал им песню Высоцкого «Идет охота на волков». Народное бунтарство, достойное Стеньки Разина.

Или чудак Саша Спасский, который ходил в старых милицейских брюках и кителе, тормозил водителей на дороге и отчитывал их за быструю езду. Когда шел знаменитый шахматный турнир Карпов – Каспаров, Саша ходил по станции с шахматной доской под мышкой и угощал всех папиросами, которые лежали внутри. И чем не волоколамский Нюня?

По крайней мере, это точно оригинальнее. Такая забавная монументалистика прославила бы город далеко за его пределами, а туристы, загадывая желание, натирали бы носы этих скульптур до блеска.

Но люди, принимающие решения в Волоколамске, оригинально мыслить то ли не хотят, то ли не умеют. Поэтому и появляются у нас разного рода сомнительные инициативы: то памятник очередному Владимиру, то международный кинофестиваль в городе, в котором нет ни одного кинотеатра.

???????@Mail.ru