5 декабря, Суббота
 

С «Лейкой» через всю войну

Женщина – военный фотокорреспондент – явление редкое и даже уникальное. Наталья Боде смотрела на все жестокости войны глазами женщины. Этот взгляд дал ей возможность делать совершенно другие кадры. Вкладывать в них другую эмоциональность. Фронтовые фотографии Натальи Боде передают не ненависть и жестокость, а жалость, смятение, напряженность, печаль, а также счастье и нежность.

На ее фотографиях можно увидеть войну такой, какой она была на самом деле. Без лозунгов, но с дружбой, трудностями и надеждой. И все же некоторые ее снимки по-мужски беспристрастны

«За Борю»

Наталья Боде родилась в Киеве. Там же училась фотографии. До войны все в ее жизни складывалось прекрасно. Наташа вышла замуж за фотожурналиста Бориса Козюка. Она даже родила сынишку, но тут началась Великая Отечественная война. Жизнь Натальи резко изменилась. В первые же дни погиб ее муж. Наталья, оставив маленького сына родителям, ушла на фронт фотокорреспондентом, чтобы отомстить за смерть любимого. Теперь до самой победы ее оружием стал фотоаппарат «Лейка 2А». Так и говорила она потом: «На фронт я пошла за Борю».

«Главное, чтоб в номер»

«Жив ты или помер,

Главное, чтоб в номер

Материал успел ты передать…»

Так пелось в песне на слова Константина Симонова. Эту песню мурлыкал себе под нос любой, кто шел в атаку с фотоаппаратом. Наверняка напевала ее и Наталья Боде.

Ее военная служба началась во фронтовой газете «Красная армия». Наталья запечатлевала крупнейшие военные операции Центрального, Первого Белорусского и Юго-Западного фронтов, прошла весь путь с нашей армией до Берлина. Ее фотографии печатались в «Красной Звезде», «Огоньке» и «Правде».

В рабочей биографии Боде были задания, когда она одна преодолевала расстояние по лесу в 40 километров и спала в самодельном шалаше, но в итоге приносила восхитительные снимки. Какова была цена этих фотографий, не знал никто, кроме нее.

Дорогой кадр

После поражения в Сталинградской битве немецкое командование сосредоточило все силы у Курской дуги, отправив туда новейшую технику. Самые мощные танки – «Пантеры», легендарные «Тигры», самоходные «Фердинанды» – поражали воображение даже военных.

В советских газетах не было ни одной фотографии подбитой немецкой техники такого уровня. «Тигры» считались непобедимыми. Необходимо было срочно сфотографировать такой танк уничтоженным, выведенным из строя нашими солдатами, чтобы развеять миф о непобедимости немецкой техники. Наталья Боде сама вызвалась выполнить это рискованное задание.

Один из подбитых нашими танкистами «Тигров» стоял на нейтральной полосе, которая обстреливалась как с нашей стороны, так и с немецкой. Наталья взяла с собой двух офицеров-танкистов и отправилась на линию фронта. Группе удалось подобраться к нужному месту и заснять танк так, что пробоины в броне не оставляли сомнений: легендарный «Тигр» уязвим! Снимать офицеров пришлось только с одной стороны, под прикрытием танка. И все же их заметили. Цена подобных снимков была понятна и немцам, поэтому по танку открыли огонь. Взрывная волна, сбившая с ног Наталью, уберегла ее от каких-либо серьезных ранений…

В свежем номере «Красной армии» немедленно напечатали фотографию, которая позже стала известной на весь мир. Под фотографией стояла подпись: «Командир танка лейтенант Б.В. Смелов показывает пробоину в башне немецкого танка «Тигр», подбитого экипажем Смелова, лейтенанту Лихнякевичу (подбившему в последнем бою два фашистских танка). Эту пробоину сделал обычный бронебойный снаряд из 76-миллиметрового орудия Т-34».

За свой знаменитый снимок Наталья Боде была награждена орденом Красной Звезды. Боде всю жизнь гордилась именно этой наградой, носила орден, даже когда у него откололся краешек луча.

Орден Героя

А вот еще одна фотография и еще одна история, свидетелем которой стала Наталья Боде.

Курская область, 1943 год. Гвардии полковник В. Рукосуев вместе с офицерами бригады встретил семью гвардии младшего сержанта Хитрых и вручил его жене Анне Николаевне орден Героя.

25 июля 1943 года герой-артиллерист гвардии младший сержант Николай Михайлович Хитрых пал смертью храбрых в боях под Орлом. Отражая атаку противника, бесстрашный наводчик уничтожил шесть немецких танков, из них три «Тигра». Когда, отбив наступление немцев, советские войска перешли в контрнаступление, Хитрых, заменив убитого командира орудия, уничтожил взвод немецкой пехоты. Николай Хитрых был награжден орденом Отечественной войны 2-й степени.

Николай погиб в ходе наступления от осколка вражеской мины. Он был похоронен в 400 метрах южнее поселка Похвистнево. Вскоре в 3-ю Гвардейскую ордена Ленина истребительную противотанковую бригаду 2-й истребительной дивизии, где служил Николай Хитрых, приехала семья героя – жена Анна Николаевна и дети Володя и Зоя. Орден сослуживцы передали им.

С теми, кого Наталья снимала на фронте, она частенько переписывалась.

– У мамы было правило: брать у бойца, которого фотографировала, домашний адрес, – вспоминает дочь Натальи Боде Галина Евгеньевна Долматовская. – Она обязательно отправляла по этому адресу снимок для родных. Только вот самого бойца в это время иногда уже не было в живых…

СПРАВКА

На фронте Боде была награждена несколькими орденами и медалями: орденом Красной Звезды (за участие в Курской битве), орденом Отечественной войны 2-й степени, медалями «За отвагу», «За оборону Сталинграда».

Ненавистная война

На войне Наталья познакомилась со своим вторым мужем – Евгением Долматовским, известным поэтом того времени и сотрудником газеты «Правда». Перу Долматовского принадлежит известная песня «Любимый город может спать спокойно».

После войны муж был против того, чтобы Наталья продолжала работать фотокорреспондентом. Да и она о войне вспоминать не любила. Большинство работ Натальи Боде люди увидели только после ее смерти, после того как ее дети достали негативы из большой коробки, которую фотограф хранила в самом дальнем углу и никому не позволяла открывать.

– Фильмов военных она не смотрела, на встречи с пионерами в школы, как тогда было принято, не ходила, фотографии свои практически не показывала. Мне сказала однажды, что, когда увидела лагерь Майданек, куда журналисты попали сразу после его освобождения, неделю не могла ничего есть, словно ком в горле застрял. Для нее все эти воспоминания были невыносимо тяжелы, – продолжает Галина Долматовская. – На все уговоры коллег и друзей – Тимофея Мельника, Якова Рюмкина, Евгения Халдея – дать свои работы на выставки отвечала отказом. А потом и вовсе сложила все фотографии и негативы в большую картонную коробку и спрятала. Мы с сыном только через сорок лет ее обнаружили…

 

P.S.

Сегодня многие военные снимки обретают иной смысл. Вот русский солдат под Сталинградом ведет немецких пленных. Он наверняка верит в то, что до Берлина мы все-таки дойдем. А вот и сам Берлин, до которого дошла Красная армия. Вместе с фотографом, имя которому – Наталья Боде.

???????@Mail.ru