8 мая, Суббота
 

Вечный полковник

Недавно инициативная группа активных читателей фабричной библиотеки обратилась в городской совет и к главе города с просьбой присвоить библиотеке имя полковника Ивана Ивановича Серебрякова. Речь идет о начальнике штаба 316-й стрелковой дивизии, 8-й гвардейской дивизии. Он – правая рука легендарного комдива Панфилова. На последней фотографии комдива, снятой в день его гибели в деревне Гусенево 18 ноября 1941 года, Серебряков рядом с Панфиловым, в самом центре. Вот так в те горячие дни боев они были рядом – великий генерал Панфилов и начальник штаба полковник Серебряков. Первый – на виду, под прожекторами истории, второй – в тени. И все же он достоин, чтобы библиотека получила его имя! Вот что известно о судьбе Ивана Серебрякова

MOSCOW REGION. RUSSIA. The picture shows the 316th Rifle Division Commander Major General Ivan Panfilov and two officers of his staff. The photo taken on the actual day of his death. TASS file image, 1948. (Photo reproduced by M. Kalashnikov) ----- Московская область. Командующий 316-й стрелковой дивизии генерал-майор Иван Васильевич Панфилов с офицерами своего штаба. Снимок сделан в день гибели генерала И.В. Панфилова. Репродукция М. Калашникова /Фотохроника ТАСС/, 1948 год.

Начало

Сведений о Серебрякове немного. Мое знакомство с ним началось с книги К.Ф. Телегина «Не отдали Москвы!». Как-то раз она случайно попалась мне в руки, открыл, начал листать, и вдруг… На странице 174 читаю: «Приход 316-й дивизии улучшил положение, штаб дивизии обосновался в поселке фабрики имени Ленина». Меня это тронуло. «Как на фабрике имени Ленина? – подумал я. – Это же совсем рядом с моим домом». Интересно где?

Прежде чем решить, верить или не верить автору, надо установить, кто он такой – К.Ф. Телегин.

Телегин Константин Федорович – видный советский военачальник, генерал-лейтенант, соратник маршала Жукова. В 1931 году окончил Военно-политическую академию имени В.И. Ленина. Перед самой войной Телегин полтора года проработал в Центральном аппарате НКВД. В 1941 году он – член Военного совета Московского военного округа и куратор строительства Можайской линии обороны. Собственно, об этой своей работе он и написал книгу. Был в курсе дела. Интересна карьера Телегина после войны. Он – заместитель маршала Жукова и член Военного совета группы Советских войск в Германии. В 1947 году был уволен из армии, а потом и арестован по личному распоряжению Сталина. Телегин проходил по «трофейному делу». Было доказано, что он вагонами вывозил из Германии награбленное имущество, причем вывез даже больше, чем Жуков. Его осудили на 25 лет лагерей. Однако в 1953 году реабилитировали и восстановили в звании, а в 1956 году Телегин ушел в отставку. Написал книгу мемуаров «Не отдали Москвы!». Книга выдержала несколько изданий. Одно из них досталось мне… На тот момент автора не было в живых, в 1981 году Телегин скончался от сердечного приступа. Итак, Телегин – непосредственный участник описываемых событий. Если он пишет, что штаб был на фабрике имени Ленина, значит – знает это.

В штабе

16 июля 1941 года вышло постановление Государственного комитета обороны о строительстве Можайской линии обороны, в которой было решено создать Волоколамский, Можайский и Малоярославский укрепрайоны. Ответственность за строительство была возложена на Военный совет Московского военного округа. Телегин, как член  Военного совета округа, принимал непосредственное участие в организации строительных работ.

В начале октября немецкие части начали наступление на Москву. На Можайской линии обороны стали срочно размещать войска. Тут же выявились проблемы. Первый этап строительства рубежа был обозначен – 15 октября. Времени для окончания даже первого этапа не было. В ночь на 9 октября Телегин отправился на оборонительный рубеж.

После встречи с комендантом Волоколамского укрепрайона А.Н. Ромашенко Телегин выехал в штаб 316-й стрелковой дивизии, располагавшийся на фабрике имени Ленина. Он встретился с начальником штаба полковником Серебряковым и старшим батальонным комиссаром Погореловым. Панфилова в штабе не было. Комдив занимался переброской частей дивизии на Волоколамский рубеж.

О чем шла речь в штабе дивизии в отсутствие комдива?

Телегин сообщил, что принято решение укрепрайоны перевести в ранг боевых участков, а начальниками назначить командиров дивизий. «Начальником Волоколамского боевого участка назначался генерал-майор Панфилов, – пишет Телегин, – функции которого до его прибытия должен был выполнять Серебряков. Он взволнованно произнес:

– Вот за это благодарим Военный совет! Досадно было отдавать такую дивизию в руки коменданта. Наш комдив – Иван Васильевич – человек большого мужества, неиссякаемой энергии и высокой военной культуры. На него Военный совет может положиться целиком, а личный состав дивизии долг свой выполнит».

Сразу же был подготовлен первый боевой приказ. Он был в форме «Предварительного распоряжения штаба Волоколамского боевого участка».

«Этим приказом был положен конец неопределенности в организации обороны рубежа, – отмечает Телегин, – четко формулировались задачи, создавалось надежное управление».

Небольшая сценка, описанная Телегиным, – хорошее свидетельство о личностных качествах Серебрякова.

Он мог взволнованно восхититься мудрым решением начальства, тут же похвалить своего непосредственного командира и заверить, что указания свыше будут непременно исполнены. Но вот что выдает истинность ситуации: «приказ уже готовился». То есть на момент прибытия Телегина в штаб дивизии Серебряков уже писал документ, который должен был стать итогом их совещания. Серебряков повел себя так, как это было принято в то время в общении с высоким начальством. Его реакция полностью укладывается в систему той корпоративной этики.

Только строчки

Удалось найти сведения о наградах (два ордена Боевого Красного Знамени и орден Отечественной войны I степени) и некоторые факты. В Красной армии с 1919 года… В 1941 году – полковник, начальник штаба… (об этом уже не раз говорили). Умер в 1957 году… Полковник И.И. Серебряков похоронен на Ваганьковском кладбище.

Вот так! Начал войну полковником и закончил полковником. Это в то время, когда делались блистательные карьеры. Лейтенанты становились полковниками, генералы – маршалами, а Серебряков неизменно оставался полковником.

Разве неинтересно?..

Взлеты и падения

Удалось установить, что Серебряков был на службе в армии не с 1919 года, как это записано во всех анкетах, а гораздо раньше. Он воевал в Первую мировую войну, дослужился до старшего унтер-офицера, что примерно соответствует званию старшего сержанта российской армии. Во время Гражданской войны Серебряков воевал на южном и западном фронтах, после занимался ликвидацией банд в Одесской губернии.

В Панфиловскую дивизию он был назначен из Генерального штаба. Служил в должности начальника штаба до 4 апреля 1942 года, затем был назначен командиром дивизии. Однако в этой генеральской должности Серебряков не смог себя проявить. Дивизия после наступления на город Холм Новгородской области перешла к обороне.

В августе 1942 года Серебряков направил в штаб армии представление на присвоение звания Героя Советского Союза Бауыржану Момышулы. На тот момент герой был командиром 19-го (бывшего 1073-го) гвардейского полка дивизии. Серебряков подробно описал его заслуги. Но… наградной лист «затерялся».

Недолго, всего шесть с половиной месяцев, полковник Серебряков был командиром прославленной дивизии. 18 октября 1942-го его отозвали с должности и перевели в штаб 3-й ударной армии, назначив начальником оперативного отдела. А в феврале 1943 года полковник Серебряков был переведен на должность начальника отдела боевой подготовки полевого управления 4-й ударной армии. Должность важная, но, можно сказать, тыловая. Факт говорит об одном – не сработался с начальством, точнее, помогли не сработаться. Увы, штабные интриги.

Однако на новом месте Серебряков смог себя проявить. За выучку новобранцев и успешное формирование штрафбатов он был удостоен ордена Отечественной войны 1-й степени.

Так бы и служил Серебряков в штабе армии, но судьба вдруг делает резкий поворот. 11 января 1944 года его назначают исполняющим обязанности командира 381-й стрелковой дивизии. Он заменил временно выбывшего по болезни полковника А.В. Якушева, и, когда тот выздоровел, Серебряков оставил его должность. Случилось это 19 марта 1944 года. Таким образом, командиром 381-й дивизии Серебряков был всего два месяца. В это время его дивизия вела бои по освобождению северо-запада Витебской области.

Серебряков в полной мере смог показать свой талант командира. Он планировал и проводил наступательную операцию. Части его дивизии стремительным ударом овладели северной частью опорного пункта немецкой обороны Волково. Несмотря на контратаки противника, бойцы 381-й дивизии смогли удержать захваченные позиции и, получив подкрепление, взяли штурмом Волково полностью.

Развивая наступление, части дивизии перешли реку Зароновку и заняли ряд опорных пунктов обороны противника. Несмотря на большие потери, дивизия продолжала наступать в передовом эшелоне на главном направлении удара войск армии.

«Полковник Серебряков в этих боях проявил личную храбрость и мужество, умение организовать бой и управлять им в самых сложных условиях» – так говорится в наградном листе на представление Серебрякова к очередному, второму по счету ордену Красного Знамени (первый орден он получил за бои на Волоколамском направлении). Так высоко был оценен вклад полковника Серебрякова…

После 19 марта 1944 года Серебряков вернулся к своим обязанностям в штабе армии. Он не сидел в кабинете. Часто бывал в учебных лагерях, на передовой выявлял и устранял недостатки боевой подготовки. Одна из таких его инспекций закончилась трагически.

Был апрель 1944 года. По весеннему бездорожью Серебряков добрался до штаба 60-го стрелкового корпуса. После формальных рукопожатий сразу поехал на передовую. Его интересовало, как там его штрафники – рота едва прошла азы боевой подготовки. Машина, в которой находился Серебряков, подъехала близко к первой линии окопов. Видимо, немцы заметили. Начался обстрел. Снаряд разорвался рядом с Серебряковым. Полковник получил тяжелое ранение…

Госпиталь. Тыл. Восстановление.

Он вспоминает боевых товарищей по Панфиловской дивизии. И в июне 1944 года пишет письмо в Президиум Верховного Совета СССР: «Считаю своим долгом доложить. …Мною в августе месяце 1942 года был оформлен наградной лист на звание Героя Советского Союза, судьба которого до сего времени неизвестна. Излагая далеко не полно подвиги Момышулы, считаю своим долгом донести Вам и прошу, на основании вышеизложенного, согласно статутов орденов Союза ССР, отметить товарища Момышулы в пределах, которые считаете возможными Вы, ибо справедливость этого от меня требует».

Копия этого письма была направлена в Верховный Совет Казахской ССР. В 1990 году письмо было обнаружено в архиве, что вызвало широкий общественный резонанс. И справедливость была восстановлена. Момышулы удостоили высокого звания Героя Советского Союза посмертно…

После лечения Серебряков вернулся в штаб 4-й ударной армии. Его 4-я ударная армия освобождала Прибалтику. Там и закончила войну.

16 июля 1945 года полковник Серебряков вышел в отставку. Жил в Москве. Умер на 63-м году жизни, в 1957-м. Похоронен на 22-м участке Ваганьковского кладбища.

Обсуждение закрыто.

Реклама на сайте
???????@Mail.ru