20 апреля, Вторник
 

Киноклуб: самый народный Рязанов

Наверное, самый популярный режиссер СССР и России, до сих пор воспеваемый не только бабушками, дедушками и родителями, но и подросшими внуками – Эльдар Александрович Рязанов. Вспоминаем все фильмы!

фильмы Эльдара Рязанова

Карнавальная ночь (1956)

Снимать комедию начинающего режиссера практически заставил тогдашний директор Мосфильма Иван Пырьев. Рязанов был уверен, что комедия – слишком несерьезный жанр, но Пырьев настаивал, и его «ученик» согласился. «Я показал маститым мастерам отрывки из «Карнавальной ночи», составляющие примерно половину картины. Надо отдать должное уважаемым режиссерам — они были единодушны в оценке: снятый и подмонтированный материал сочли серым, скучным и бездарным», — вспоминал сам Рязанов в мемуарах. «Карнавальной ночи» предрекали провал, фильм собрал миллионы и превратил юную Людмилу Гурченко в супер-звезду.

Девушка без адреса (1957)

Рязанов планировал на главную роль в этой простенькой, в сравнении с «Ночью» комедии все ту же Людмилу Гурченко, но руководство отстранило в тот момент актрису от съемок, и режиссер обратил свое внимание на тогдашнюю студентку филфака Ленинградского университета Светлану Карпинскую. С актрисой у Рязанова, в итоге, отношения не сложились: ей категорически не понравилось, что ее, красивую молодую девушку, наряжали в категорически уродливые «одежки» и, вообще, не показали «товар лицом». Что, кстати, не помешало всенародной любви сразу по выходу фильма.

Человек ниоткуда (1961)

На «Мосфильме» вышло чудо

С «Человеком ниоткуда».

Посмотрел я это чудо —

Век в кино ходить не буду!

Эту частушку поспешил исполнить эстрадный дуэт Шурова и Рыкунина сразу после того, как секретарь ЦК КПСС Михаил Суслов выступил с критикой в адрес излишне сатирического для той поры советской эпохи фильма. В итоге, только вышедший на экраны фильм, в котором сыграли свои первые главные роли Анатолий Папанов и Сергей Юрский, к показу был запрещен и вернулся к публике только в 1988 году.

Гусарская баллада (1962)

Еще одна комедия, на сей раз героическая, еще один грандиозный успех, и еще одна история о том, как фильм едва не запретили. Дело в том, что Рязанов неожиданно для всех взял на роль великого полководца Кутузова Игоря Ильинского, известного благодаря своим комедийным ролям (помните Огурцова из «Карнавальной ночи»?). Тогдашние чиновники усмотрели в этом шаге издевательство надо отечественной историей. Фильм на экраны все-таки вышел, и студентка ГИТИСа Лариса Голубкина в одночасье превратилась в звезду экрана. Кстати, на главную роль всерьез рассматривали Алису Фрейндлих, перед которой Рязанов потом извинялся и пояснял свой выбор: «Ваша неистребимая женственность мне не годится. Мне нужен мальчик!».

Дайте жалобную книгу (1965)

Фильм по заказу «Госкино» Рязанов снимать не хотел, но ему не давали начать съемки «Берегись автомобиля», так что пришлось снимать «заказное». Эльдар Александрович в отместку снял в черно-белом цвете, вместо массовок снимал «скрытой камерой» на улицах, что позволило попасть в кадр ничего не подозревающим прохожим, а над сценарием и песнями пригласи работать опального барда Александра Галича (его имя потом отовсюду все-таки вырезали). Одним из самых забавных моментов фильма является сцена в ресторане, где на экране появляются три дебошира в исполнении великой тройки – Георгий Вицин, Евгений Моргунов, Юрий Никулин. Зрители того времени оценили «визит» Труса, Балбеса и Бывалого из фильмов Леонида Гайдая.

Берегись автомобиля (1966)

Сценарий фильма Рязанов и драматург Эмиль Брагинский, основанный на услышанной байке про вора, который деньги за угнанные машины отправлял в детские дома, написали в 1963 году под названием «Угнали машину», но снимать картину не разрешили. Вор Деточкин не мог быть положительным героем. Сценарий был передела в повесть, которую затем опубликовала «Молодая гвардия» уже под всем известным названием «Берегись автомобиля». В снятом в 1966 году фильме должен был играть Юрий Никулин, но у того были цирковые гастроли, так что позвали Иннокентия Смоктуновского. Актер на тот момент не только не имел водительских прав, но и водить толком не научился, так что за рулем его заменял каскадер Александр Микулин. Легендарная же Волга ГАЗ-21 потом принимала участие в «Бриллиантовой руке» — именно ее в виде такси на Дубровку подавал Александр Папанов, а Олег Ефремов ее же использовал в работе «таксистом» в фильме «Три тополя на Плющихе».

Зигзаг удачи (1968)

Фотографа Орешникова, который купил втихую от коллег ценную облигацию (которая принесла ему выигрыш в целых 10 тысяч рублей) на средства из кассы взаимопомощи, должен был сыграть Иннокентий Смоктуновский, но приболел и пришлось срочно искать замену. На пробы приходили Андрей Миронов, Александр Ширвиндт и Сергей Шакуров, но Рязанова устраивал только Евгений Леонов. Последнего долго не хотели утверждать, но режиссер настоял на своем. Фильм снимали в февральской Москве при температуре минус 20 градусов, что изрядно напрягало съемочную группу и режиссера, который ругался с группой, пытавшейся согреться с помощью алкоголя.

Старики-разбойники (1971)

Сценарий фильма про активных пенсионеров Рязанов с Брагинским написали, услышав жалобы пожилого мужчины, который был недоволен тем, как его практически насильно проводили на пенсию с работы в прокуратуре. Никулина с Евстигнеевым на главные роли даже не обсуждали, а вот молодого и наглого следователя пришлось поискать, Рязанов видел в роли Анатолия Кузнецова, но тому как раз хотелось сыграть одного из «разбойников». В конечном итоге, роль следователя досталась Андрею Миронову. Ольгу Аросеву взяли на съемки с условием, что она, во-первых, научится стрелять из пистолета, а, во-вторых, не использует ни малейшей детали из своей популярной тогда роли Пани Моники из «Кабачка 13 стульев».

Невероятные приключения итальянцев в России (1973)

Сценарий буффонады про итальянцев, искавших в СССР клад, был готов уже в 1970 году, но его завернули с позиции «не будем называть итальянцев жуликами». К 1973 году у итальянцев поднакопился долг Мосфильму (подкачала продюсерская компания, работавшая с Сергеем Бондарчуком), и чтобы зачесть все долги были запущены совместные съемки по пролежавшему на полке несколько лет сценарию. Знаменитую сцену с посадкой самолета на шоссе снимали на Ульяновском аэродроме, где взлетно-посадочные полосы декорировали под проезжую часть. За рулем машин сидели каскадеры с ассистентами-пилотами, которые, четко понимая каждую деталь маневрирования самолетов, давали инструкции по управлению машиной. Пилоты же самолета, соответственно, были готовы при необходимости уйти с траектории – и несколько раз так и сделали.

Ирония судьбы, или С легким паром! (1975)

Сюжет сработавшаяся пара сценаристов Рязянов-Брагинский взяли из реальной жизни – их знакомый в сильно затуманенном состоянии был посажен на поезд в Киев другом-шутником. Легковесную комедию, пропагандирующую пьянство (по мнению Мосфильма) снимали частично в кинопавильоне, где была на скорую руку сооружена баня, частично в летней Москве, в новостройках на Вернадского. Там же, кстати, находилась вполне реальная Третья улица Строителей, которую потом переименовали в улицу Марии Ульяновой. Барбару Брыльски, приходившую на съемки всегда подготовленной и назубок знающую роль, больше всего поражали импровизации партнеров, например, Юрия Яковлева, искренне сообщившего на камеру: «О, тепленькая пошла!», когда из мосфильмовского крана хлынула внезапно не привычная ледяная струя.

Служебный роман (1977)

Экранизация пьесы Эльдара Рязанова и Эмиля Брагинского, с огромных успехом шедшая на сцене театра имени Маяковского и ленинградского театра комедии, сначала носила название «Сказка о руководящей Золушке». Всех актеров, начиная с Фрейндлих, с которой Рязанов мечтал поработать уже очень давно, утвердили на роли без проб, просто по заявке режиссера. «Мымру» из прекрасной Алисы Фрейндлих создавали всем селом: костюмеры сшили самые неказистые и немодные костюмы, оператор принес старые отцовские очки в грубой оправе. Стеснявшийся своих поэтических стараний Эльдар Рязанов вначале сообщил композитору Андрею Петрову, что автором его стихов «У природы нет плохой погоды» является английский поэт Уильям Блейк. Институт Статистики создали сразу из трех зданий: фасад «позаимствовали» у агентства морского и речного транспорта на Кузнецком мосту, кабинет Калугиной с выходом на крышу был снят в девятиэтажке в Большом Гнездиковском переулке, а все остальные кабинеты – декорация, выстроенная на Мосфильме. Да, в том числе та самая лестница, где шелестели укороченными юбками секретари.

Гараж (1979)

История, основанная на одном из заседаний гаражного кооператива, в котором состоял сам Эльдар Александрович, режиссер, как довольно часто уже это делал, сыграл крошечную роль проспавшего все заседание участника. Как признавался сам Рязанов, примерно так он эти собрания он проводил в реальной жизни. Фильм сняли в рекордные сроки – всего за 24 дня, поскольку у актеров был очень напряженный и уже расписанный график съемок и спектаклей. Герой Андрея Мягкова, опять же по признанию режиссера, не просто так молчит весь фильм – это была месть Рязанова за неудачную шутку в отношении стихов Рязанова.

О бедном гусаре замолвите слово (1980)

Сценарий «Расстрельной комедии» Эльдар Рязанов написал совместно с драматургом Григорием Гориным еще в 1978 году, но к съемкам его долго не допускали. В 1979ом году советские войска вошли в Афганистан, и сценарий пришлось менять практически на ходу. Например, жандармский майор Мерзляев, изначально облаченный в военный мундир, был тут же переодет в штатское и назначен в «графы», платный осведомитель Артюхов превратился таким же образом в камердинера, Афанасию Бубенцову в сцене расстрела пришлось отказаться от лермонтовского «прощания с немытой Россией»... Но и это не спасало, подготовку и съемки все время останавливали и пытались закрыть. Цензура нещадно резала и кромсала, чтобы в итоге положить готовый фильм на полку. Показали его только спустя пять лет.

Вокзал для двоих (1982)

Основою сюжета для этого фильма стали сразу две реальные истории: в первой известный композитор Микаэл Таривердиев пустил за руль своей машины любимую, поездка закончилась аварией и гибелью пешехода, а музыкант, взявший вину на себя, был осужден на два года тюрьмы. Вторая история произошла с поэтом Владимиром Смеляковым, осужденным в свое время по политической статье. Когда его срок подходил к концу начальник лагеря разрешил ему и двум его друзьям переночевать в деревне, где работали заключенные. И все они проспали будильник и друзья поэта тащили его, сонного, практически на себе, чтобы Смеляков не опоздал к утренней поверке.

Жестокий романс (1984)

Никита Михалков на съемках настолько вошел в образ Паратова, что регулярно устраивал разгульные банкеты для всей съемочной группы, и даже как-то добыл медведя, для охоты на которого специально получил лицензию. Одним вечером, уставшие от громких празднований местные жители вызвали милицию, но приехавший на вызов наряд, увидев «посиделки» Михалкова, Алисы Фрейндлих, Георгия Буркова и других, просто попросил разрешения поучаствовать в вечеринке.

Забытая мелодия для флейты (1987)

Предыдущий фильм Рязанова – «Жестокий романс» — подвергся особенно ожесточенной критике со стороны Евгения Даниловича Суркова, известного кинокритика тех времен. Именно поэтому отрицательную героине во «Флейте» звали Евгения Даниловна Сурова.

Дорогая Елена Сергеевна (1988)

Редкая для творчества Рязанова драма, снатая по одноименной пьесе Разумовской, снималась фактически в одной квартире. Марину Неёлову на главную роль взяли сразу же, а вот детей долго искали среди настоящих школьников, но, в результате, тинейджером была только Наталья Щукина. Ей, Марьянову, Дунаевскому и Тихомирову приходилось нелегко: Рязанову очень не нравилось, что актёры, как и подобает молодёжи, относились к съёмкам очень несерьёзно. Щукина потом вспоминала, что были моменты, когда в них «летели стулья».

Небеса обетованные (1991)

Премьера картины прошла в зале парламента через неделю после завершения путча 1991 года, а фильм, фактически, стал символом эпохи. Любопытный факт: через год «Небеса обетованные» получили в испанском Мадриде Гран-при как «Лучший фантастический фильм». Рязанов вспоминал в своих мемуарах об этом казусе: «Картина, с болью и горечью рассказывающая о наших бедах, о тяжелой жизни, о нищих, об обиженных системой людях, была воспринята на Западе как элегантная фантазия русского режиссера».

Предсказание (1993)

В этот российско-французский проект Рязанов пригласил на главную женскую роль известную французскую актрису Ирен Жакоб, которая составила в кадре пару бессменному Олегу Басилашвили. История о том, что Эльдар Рязанов когда-то дал Олегу Валериановичу расписку о том, что обязауется снимать его в каждом своем фильме, является чистой правдой, и режиссер свое слово, кстати, сдержал.

Привет, дуралеи! (1996)

Девяностые в России были не самым приятным временем для любого производства, в том числе и для кино. Так что денег на новую картину никто не давал даже Эльдару Рязанову. Как писала в тот момент газета «Коммерсант»: «Денег у Роскомкино ни для кого не было и нет. Поэтому, чтобы запустить свою картину, Рязанову пришлось пойти к министру финансов просить средства для всего российского кино. И только после этого Министерство кино часть выбитых самим же Рязановым средств выделило ему лично – на «Дуралеев».

Старые клячи (2000)

Ирина Купченко так вспоминала съемки сцены погони: «Сцену погони снимали на Кутузовском проспекте, среди обычного дорожного движения, чтобы не собирать массовку. Машина, старая колымага, пищит, тарахтит, Лия Ахеджакова за рулем закрывает глаза, а я ей кричу: «Только не закрывай глаза!». И тут от нашей машины начанают отваливаться одна за другой разные детали. Мы кричим Рязанову: «Эльдар Александрович, останавливайте съемку!». А он в ответ: «Нет, подождите! Остановлю, когда отвалится глушитель». И действительно, съемка остановилась, когда у нас отвалился глушитель.

Тихие омуты (2000)

Последняя совместная сценарная работа Эльдара Рязанова с Эмилем Брагинским, который не дожил, к сожалению, до начала съемок фильма, посвящена знаменитому сценаристу. Музыку для фильма помогла подобрать вдова Микаэла Таривердиева Вера, которая нашла неизвестные мелодии, написанные ее мужем.

Ключ от спальни (2003)

Эльдар Рязанов так описывает рождение идеи для этого фильма: «Я никогда не слыхал о драматурге Жорже Фейдо, но однажды это имя упомянули Ани Жирардо и Пьер Ришар. Я принялся за чтение и решил перенести действие в Россию, потому что нелепо снимать о французских рантье начала века. От оригинала остался пьяница, который попадает в квартиру, где совершается адюльтер, название и лающий извозчик. Остальных героев я придумал. Меня несло, как Остапа. Так появился майор, которому изменяет жена, влюбленный орнитолог, поэт (Сергей Маковецкий) – какой Серебряный век без поэта! Героя я сделал фабрикантом. Можно было выбрать красавца на эту роль, но эта комедия, мне хотелось посмешить, и я пригласил Николая Фоменко».

Андерсен. Жизнь без любви (2006)

«Я читал мемуары, дневник сказочника, воспоминания современников. У Андерсена был замечательный голос, в 15-16 лет он пропал. Писатель был действительно влюблён в знаменитую шведскую певицу Йени Линд, про которую писали, что такой голос может быть только раз в сто лет. Ректор гимназии, которого сыграл Олег Табаков, был такой же ревнивый к таланту своего ученика. Конечно же, в фильме есть выдумки, которых мы не стыдимся. Это могло существовать, может, и было на самом деле», — писал о фильме сам Рязанов.

Карнавальная ночь-2, или 50 лет спустя (2007)

Комедия, римейк и, одновременно, продолжение классики – фильм был снят к 50-летнему юбилею оригинальной картины. В последнем кадре директор того самого дворца культуры Кабачков (сменивший на этом посту товарища Огурцова, понятное дело) говорит: «За всё, что здесь происходило, я лично никакой ответственности не несу. Это всё происки Рязанова».

СХ
???????@Mail.ru